Рассказ «Хвалёные», такую мать...

«Хвалёные», такую мать…

Как-то зашла Мария Яковлевна с сыном Володькой в магазин и вежливо поздоровавшись, устало опёрлась на прилавок. Володька же, намаявшийся домашней скукотищей, выскочил на улицу побегать с такими же пацанами.

Из всех закоулков единственного в хуторе магазина слышался приглушенный бабий разговор. Ведь женщины по природе своей молча стоять в очереди не могли и без устали перемывали косточки всем и вся. Вот за этими-то женскими пересудами совсем незаметно подошла очередь и Марии  Яковлевны, купить пару булок каргинского душистого хлеба. И только она стала расплачиваться с завмагом, как с улицы возвратился сын Володька и, приблизившись к матери, пробормотал:

– Маманя! Купи каких-нибудь конфет.

– Денег на конфеты нет, – буркнула мать, отдавая последнюю мелочь за хлеб. И это была правда. В её семье к этому времени было уже четверо ребятишек и лишней копейки естественно не водилось. Стоявшие рядом женщины, кто с осуждением, а кто с жалостью к Володьке, стали её уговаривать:

– Купи, Яковлевна, конфет. Купи! Не жадничай, – и, перебивая, друг дружку все разом загомонили. И только, стоявшая поодаль, Марья Николаевна не разделяла всеобщего энтузиазма и на Володьку посматривала без явных признаков любви.

А люди в очереди всё не унимались:

– Купи, Яковлевна, конфет. Купи. Ведь дети у тебя такие  хорошие, воспитанные. Неужели не заслужили? Вон как их на школьных собраниях нахваливают!

Наверно ещё долго бы продолжались такие разговоры-уговоры, как вдруг из дальнего угла донёсся хрипловатый голос Марьи Николаевны:

– Хвалёные, такую  мать! Купи конфет, да купи конфет! А, кто  лучшую ветку моей тютины обломил, а? Не ты ли, молокосос?

Володька, вмиг покрывшийся холодной испариной, резво выскочил из магазина, хотя тютину он не ломал. Но, как говорится, бережёного и бог бережёт. А всё дело в том, что кто-то пустил слух о том, что злополучную тютину сломал кто-то из братьев Винокуровых. Всё равно (если что) хорошим ребятам наказание будет меньшим.

Вот так с лёгкой руки Марьи Николаевны, за всеми братьями Винокуровыми закрепилось определение – «хвалёные». Не обошла эта кличка стороной и младших братьев его, в то время ещё и не родившихся и тютину у Марьи Николаевны ну никак не ломавших.

Да, поди, ж ты развей худую хуторскую славу – себе же хуже будет.

4 января 2006 года.

Похожие записи